Пресс-центр

Перспективы сельского хозяйства

«Качественная пшеница никогда не снижается в цене»

Александр Терновой о перспективах сибирского сельского хозяйства

Начавшаяся уборочная кампания пока только подтверждает то, о чем говорилось и раньше, — урожай-2011 будет меньше прошлогоднего. Это и хорошо, и плохо одновременно. Хорошо, потому что складывающаяся ситуация позволит ценам на зерно держаться на приемлемом уровне, а по некоторым культурам даже ожидается неплохой «подъем».  Плохо, поскольку погода, не давшая возможности сельхозтоваропроизводителям показать выдающиеся результаты, скажется не в лучшую сторону на качестве пшеницы. Об особенностях сибирского сельского хозяйства, развитии переработки и тесной связи отрасли с внешней политикой «ПМ» рассказал председатель совета директоров холдинга «Алтайские закрома» Александр Терновой.

- Засуха в Алтайском крае, о которой так много говорилось еще перед посевной, имела место быть. Июнь практически весь был без дождей, а это как раз тот месяц, когда идет развитие зернового клина и клина бобовых культур. Это может означать только одно — эти культуры не дадут тот урожай, на который рассчитывали сельхозтоваропроизводители. Особенно в южной части края, так называемой степи, которая подгорела очень сильно. По сути из 5,5 млн га пашни в Алтайском крае под неблагоприятные условия попало около 1,8 млн га. Соответственно если в прошлом году в степи собирали от 8 до 12 ц/га, то в этом соберут в два раза меньше.

Для России и Сибири это не страшно. Я и в прошлом году сомневался в том, что у нас будет нехватка зерновых, хотя в период уборочной кампании было много крика, шума. В этом году огромного оттока зерновых из Алтайского края не наблюдалось. Остались в крае и переходящие остатки прошлогоднего урожая. Но есть другой важный вопрос — качество этого зерна. Очень много пшеницы идет с клещом, что автоматически снижает его классность.

В целом для Алтая сельхозгод будет менее приятным, чем предыдущий. В 2009-2010 годах многие заработали на гречихе, ячмене, овсе. Горох в свое время резко «выстреливал», но потом упал в цене в два раза. В этом году в связи с неурожаем гороха, ячменя и отчасти подсолнечника на эти культуры будет спрос и, соответственно, выгодной окажется закупочная цена.

- И все же основная культура на Алтае — это пшеница, а цены на нее падают. Какую цену вы ждете осенью, и какая сегодня нужна крестьянину?

- Качественная пшеница никогда не снижается в цене. Если пшеница третьего класса, пригодная для хлебопекарного производства, стоила от 5,5 до 7,5 тыс. рублей за тонну, то столько она и будет стоить. А вот некачественная пшеница действительно упала в цене, потому как она вся заражена. И это уже проблема хранения зерна. К сожалению, доля хозяйств, которым не хватает средств на элеваторное хранение урожая, у нас пока значительна. В крае элеваторные мощности и мощности хороших складов в совокупности составляют около 3 млн тонн, а всевозможных культур собирается более 4 млн тонн. Фактически 1,5-2 млн тонн хранится как попало. Еще один важный фактор —  некачественное зерно зачастую входит в рацион животных и птицы, выращиваемых в крае. А это все сказывается и на продуктивности молочного стада, и на привесе скота.

Все подлежит систематизации

- Крестьяне все чаще говорят о диверсификации в растениеводстве. Является ли это, на ваш взгляд, выходом из сложившегося замкнутого круга в сельхозотрасли края?

- Сегодня диверсификация - это спасение для сельхозтоваропроизводителей. Во-первых, когда в хозяйстве сбалансированный севооборот - это очень полезно для земли, поскольку часть культур являются санитарами почвы. Если все время сеять одну культуру, ту же пшеницу, то ничего хорошего из этого не выйдет. Недаром же ученые разработали пяти- и семиступенчатые технологии севооборота. У нас же зачастую скатываются до трех-четырех ступеней. И в этом случае земля просто не дополучает определенных микроэлементов, витаминов, питательных веществ.

Во-вторых, диверсификация — это защита от провала цен на отдельные культуры. В прошлом году те, кто посеял гречиху, «закрыли» ей свои проблемы по пшенице. То же самое по овсяным культурам, которые в свое время бросили сеять из-за плохой конъюнктуры. Сегодня перестали сеять рожь, потому что ее цена опустилась до 2 тыс. рублей. А в этом году она даст терпеливым хозяевам возможность заработать.

- Можно ли вообще рассчитать, какая культура в следующем году «выстрелит»? Или это всегда вопрос угадывания? Пока наблюдение за сельхозрынком показывает, что крестьяне в основной своей массе шарахаются то вправо, то влево. Отсюда и резкие ценовые колебания — сначала все посеют овес и цена на него падает, потом все бросают его сеять и цена резко взмывает вверх. И так до бесконечности.

- Любая жизненная ситуация подлежит систематизации. Мы, например, взяли и планово отменили колебания севооборота. У входящих в холдинг компаний есть определенные потребности, и мы с запасом в 30% планируем эту потребность в цене и ставим задачи своим растениеводческим хозяйствам. Поэтому брожений вправо и влево у нас просто нет. Мы определили, что нам надо пять культур, в этом году вводим шестую — гречиху. И не потому, что надеемся на ней заработать, а так как планируем построить свой гречзавод.

Вообще большая проблема сельхозтоваропроизводителей - в отсутствии знаний потребностей рынка в конечном продукте. Многие не видят объемов ни мирового, ни российского производства тех или иных культур. Не знают, сколько потребляется того или иного продукта в мире, стране, Сибирском Федеральном округе. Хотя все это имеет решающее значение для мировой конъюнктуры. Многое может дать даже простое сравнение объемов производства с медицинскими нормами потребления продукции. Например, медицина у нас говорит — мяса птицы человек должен употреблять около 32 кг в год, а в среднем потребляется 12-18 кг. То есть диетического мяса у нас население не дополучает. Обратная ситуация по хлебу. При потребности организма взрослого человека 54-62 кг хлеба в год мы в среднем съедаем более 100 кг. Это перекос, связанный с дешевизной хлеба. За границей килограмм хлеба стоит почти столько же, сколько килограмм мяса. Соответственно 3 и 4,2 евро за килограмм. Это чистая экономика. В той же курице — 60-70% себестоимости — это зерно.

- Много говорится о необходимости более широкого использования удобрений. Но зачастую крестьяне, даже имея необходимые финансовые ресурсы, не могут закупить их, поскольку основные объемы «подкормки» уходят на экспорт. Это действительно серьезная проблема?

- Опять мы возвращаемся к самому главному. За границей на глине, но при наличии 500-600 мг осадков в год и 200 кг на га в действующем веществе получают 120 ц/га зерновых. Такая урожайность означает, что у наших зарубежных коллег и денег на приобретение удобрений больше.  

Хотя по идее развернуть ситуацию на макроэкономическом уровне не сложно. Отдать краснодарское зерно на экспорт без ограничений. Тогда зерно сибирского региона будет востребовано независимо от железнодорожных тарифов, поскольку в центральных регионах его будет не хватать. Ведь из 142 млн россиян за Уралом проживает только около 29 млн человек. Основная масса проживает в центральных регионах страны. И если будет нормальный экспорт, то наше зерно неминуемо завоюет там свои рынки сбыта. Но если это случится, то рухнет сельское хозяйство европейских стран, поскольку наше зерно более дешевое и более качественное. Поэтому вопрос тут политический и не такой простой, каким кажется на первый взгляд. Надеяться на подобное развитие ситуации вряд ли стоит. Нужно научиться максимум того, что у нас производится, перерабатывать и вывозить из Сибири не зерно, а конечный продукт с высокой добавленной стоимостью.

Будущее у животноводства есть



- Возвращаясь к диверсификации. Сегодня популярна и диверсификация в животноводстве — на молочное и мясное направления. Это так же полезно как и в случае с растениеводством?

- Я бы не сказал, что на нашем рынке присутствует диверсификация молочного стада. Молочный рынок у нас «провис». Так же как и мясное направление. Раньше сельхозтоваропроизводители пытались одновременно зарабатывать и на молоке, и на мясе. Сегодня - да, есть попытки разделить эти направления. Но именно попытки. Правильный подход к животноводству сегодня демонстрирует бийская компания «Изумрудная страна», которая занимается и производством и переработкой молока. А когда молокозавод сам по себе, производитель сырого молока сам по себе  и переработчик не заинтересован в развитии молочного животноводства, а только в низких ценах на сырье, ожидать серьезных результатов сложно. Думаю, что крестьяне, у которых нет переработки, в итоге бросят заниматься молочным направлением. Потому что это более тяжелая и менее доходная, чем растениеводство, отрасль.

Немного другая ситуация с мясным животноводством. Я в этом году сам был очень сильно удивлен, побывав в Целинном районе в хозяйстве Павла Бейфорда. Он популяризирует мясное направление в крае. И годика через два мы, видимо, тоже займемся этим направлением. Как только немножко окрепнем для подобного шага, поскольку нужно менять структуру севооборота, структуру восприятия животноводства внутри нашей компании. Дело в том, что мы в свое время серьезно обожглись на молочном животноводстве и дали слово этим направлением больше не заниматься. Но глядя на пример Павла Бейфорда, я думаю, что у этого направления есть будущее. Причем если все бросились строить свинокомплексы, то он начал именно с говядины. А она сложнее в производстве и оборачиваемость денег в этой отрасли дольше. Но и доходность выше.

Есть правда один существенный недостаток. Затруднена вертикальная интеграция в мясном животноводстве. Если строить свои бойни и хладокомбинаты, то направление становится убыточным. Потому что такие мощности нужно ставить там, где цена электроэнергии не превышает 1-1,5 рублей. У нас электроэнергия стоит от 2,5 до 5,2 рублей за кв/ч.

- Логистика здесь такая же как и по зерну, которое, как говорят, сложно продавать из-за высоких цен на перевозку?

- Да нет сложностей в продажах, есть сложность в себестоимости. Если ты добился урожайности 25 ц/га, то у тебя себестоимость зерна становится конкурентной даже с учетом
транспортировки. Главный вопрос в том, чтобы добиваться более высокой урожайности. А это технологии, в которые надо вкладывать. В первую очередь голову, во вторую финансовые ресурсы. С мясом ситуация следующая. Есть мясопереработчики, которые продукцию закупают, есть конечные потребители, которые ее едят. Важный вопрос в каком из звеньев этой цепочки останется добавленная стоимость. А она останется там, где дешевле электроэнергия. Затраты на электроэнергию у мясопереработчиков составляют до 25% в цене конечного продукта, а транспортные затраты всего 5-7%. Сами судите, что важнее. В хлебе, например, электроэнергия составляет 7-8%. Поэтому наши мясники с таким трудом конкурируют с новосибирскими и кузбасскими переработчиками. Они просто не могут обеспечить то же качество колбасы по сходной цене.

- На рынке мяса птицы как-то сказался широко освещавшийся переход на охлажденное мясо?


- У нас только увеличился объем продаж замороженного мяса. Ведь запретили не всю заморозку, а отпуск замороженной курятины переработчикам для производства детского питания. Все трезво оценивают ситуацию. У нас даже культуры потребления охлажденного мяса нет. Охлажденное мясо — это когда купил, пришел домой и сразу приготовил. А у нас люди берут охлажденку, приходят домой и засовывают ее в морозильник. По сути делая ту же заморозку на дому.

Второй момент — охлажденное мясо не должно более 72 часов с момента убоя птицы находиться в местах продаж. После истечения этого срока высока вероятность развития в мясе патогенной флоры. Можете ли вы, положа руку на сердце, утверждать, что это правило жестко соблюдается поставщиками и торговыми сетями? Люди еще не до конца поняли, какой риск они на себя принимают, покупая охлажденное мясо. И это тоже следствие неразвитой культуры потребления. Мы не идем сегодня на «охлажденку» по одной причине. Технологии продаж такого мяса отсутствуют. И начав его производить, я должен был бы смириться с мыслью, что осознанно травлю потребителей.

В целом ситуация на рынке мяса птицы развивается позитивно. Эта отрасль выстрелила и выстрелила очень сильно. Наверное правительству уже пора задуматься о квотах на ввоз курятины. Российские производители сегодня уже полностью закрывают все потребности населения. И мы уже вплотную подошли к перепроизводству этого продукта.

- А какова ситуация с яйцом?

- В Сибири перепроизводство яйца. Очень хорошо развиваются Комсомольская и Енисейская птицефабрика, набирает обороты Павловская птицефабрика. И в этом смысле они душат менее конкурентоспособных производителей яйца.

Доминировать в крупе


- Сейчас много говорится о грядущем снижении цен на сахар из-за рекордных урожаев сахарной свеклы. Эта культура станет не такой интересной для крестьян, как раньше?


- Все предрекали, что в этом году цены на сырое молоко будут падать. Но они же не упали, а наоборот поднялись, что говорит о наличии конкуренции за сырье. Что касается сахара, то я думаю, что при запуске Бийского и Алейского сахарных заводов цена на свеклу не упадет. Тут важно как раз состояние мирового рынка, каким будет объем ввоза сахарного тростника и по какой цене. Во всяком случае в обозримом будущем перепроизводства сахарной свеклы не будет точно. Пока ее не хватает для уже существующих мощностей. В год в крае выращивают примерно 400-420 тыс. тонн свеклы. Черемновский сахарный завод может перерабатывать до 300 тыс. тонн. Постепенно выйти на 300 тыс. тонн планируют на Бийском сахарном заводе, собственники которого обещают запустить производство этой осенью. Алейский завод, если он заработает, может перерабатывать около 100 тыс. тонн. Уже есть недополучение сырья на 20-30%.

- Уборочная скоро закончится, придет время думать о посевной. У крестьян сегодня есть проблемы с банковским кредитованием?

- Проблем с кредитными деньгами нет. Есть проблема с залоговыми обязательствами. Взять без обеспечения и первоначальных вложений миллиард для строительства очередного животноводческого комплекса желающих сегодня хватает. И проблемы с кредитованием на таких условиях у них, конечно, возникают.

Есть, конечно, и перекосы в банковском кредитовании. В оценке залогового обеспечения, когда для получения кредита в 10 млн рублей необходимо заложить имущество на 25 млн. Или страхование, перестрахование, куча мониторинговых бумаг, которые банк ежемесячно требует, хотя они в принципе не влияют на этот кредит. Достаточно раз в месяц запрашивать баланс, по которому все видно, включая и движение денежных средств и прочие вещи, свидетельствующие о здоровье организации.

- Чего вы ждете от следующего сельхозгода?

- Растениеводству нужно диверсифицироваться и дальше. Производить больше крупяных культур, доминировать в крупяных культурах на российском рынке. Их урожайность выше при более низкой себестоимости. А, значит, и цена реализации будет конкурентная. К тому же есть тенденция по уменьшению потребления пшеницы и роста потребления крупяных культур. Люди начинают возвращаться в лоно здоровой пищи. Мы за разговорами о пшенице забыли о плодово-ягодных культурах, овощах. Все это сегодня завозится к нам из Израиля, Германии. Хотя направление очень перспективное. В целом же следующий сельхозгод должен получиться более удачным, чем нынешний. Все предпосылки для этого есть.

Матвей ЭРГАРДТ

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши новости
В разделе «Инвесторам» настоящего сайта содержится информация, подлежащая раскрытию ЗАО «Барнаульский хлебокомбинат № 4» в сети Интернет, в соответствии с «Положением о раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг», утвержденным Приказом Федеральной службы по финансовым рынкам от 10 октября 2006 г. № 06-117/пз-н и иными нормативными правовыми актами Федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг.
В разделе «Инвесторам» настоящего сайта содержится информация, подлежащая раскрытию ОАО «Повалихинский комбикормовый завод» в сети Интернет, в соответствии с «Положением о раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг», утвержденным Приказом Федеральной службы по финансовым рынкам от 10 октября 2006 г. № 06-117/пз-н и иными нормативными правовыми актами Федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг.