Пресс-центр

Хлебное дело

Ответьте, не раздумывая – на что нельзя повышать цены? Правильно – на хлеб. А почему правильно? Почему нельзя? Цены время от времени растут на все товары, почему хлеб должен стать исключением? А если должен – за чей счет? О том, какие проблемы волнуют сегодня хлебопеков края, сайту Doc22 рассказал Александр Терновой, человек, который не боится открыто заявлять, что понятие «социальный хлеб» - нонсенс.

- Александр Иванович, как вы оцениваете ситуацию, сложившуюся на сегодня в хлебопекарной отрасли? На недавней межрегиональной конференции хлебопеков в Барнауле много говорилось о низкой рентабельности производства из-за политики естественных монополий, о том, как мешает развитию производства фиксированная цена на хлеб, о том, что кредитные ставки банков слишком высоки, и хлебозаводам брать кредиты стало совершенно невыгодно. Это действительно так?

- Мне сложно говорить о состоянии отрасли, так как ее попросту нет. Существуют отдельные островки производства хлебобулочной продукции, возникшие, замечу, стихийно. В свое время, десять лет назад, хлебозаводы были доведены до банкротства. Команда управленцев того периода не смогла перестроиться с понятной им утилитарной системы управления на новую, отвечающую требованиям времени. Директора привыкли, что все им на блюдечке преподносится, дотируется, все за них власть определяет и решает. Заскорузлое мышление было свойственно, к слову сказать, и растениеводам. Винить людей нельзя: руководителей хлебопекарных предприятий поставили в непростые условия. С одной стороны, хлеб, то есть конечный продукт, оставили декларативно социальным, а сами предприятия поставили в рыночные отношения, и себестоимость хлеба складывалась уже из компонентов, приобретаемых по рыночным ценам. Перенести понятие «социальный хлеб», как было все 70 лет до этого, в рыночную экономику - это уже не политика, а политиканство. Политиканы тем и живут, что пытаются внедрить в сознание людей иллюзию борьбы за их благо.

Федеральная власть действует взвешенно. В 239-ФЗ регулирование цен определено всего по четырем видам продукции. Продукция хлебопекарной отрасли в этот список не входит. А если законом не регламентировано, то появляется соблазн подменить экономические отношения административными. Предпринимаются попытки давления на производственников. И если собственник, менеджер предприятия идет на поводу, есть вероятность, что предприятие он погубит. Дорога должна иметь двустороннее движение. Если власть предлагает административные методы, в этом случае логично пойти навстречу предприятиям и, в свою очередь, предложить какие-то разумные пути повышения эффективности производства.

- Каким образом?

- За счет снижения издержек на монопольных направлениях. Это электроэнергия, тепло, вода, газ и мука. За 10 лет структура себестоимости сильно изменилась. Если раньше мука в ней составляла 68 %, то сегодня всего 34 %. Остальное – тарифы.
Что влечет за собой администрирование? Тормозится рост заработной платы, снижается НДФЛ, местный бюджет недобирает налоги.

- Но если не использовать административные рычаги, то насколько, по вашим расчетам, может подняться цена на хлеб?

- А сегодня его, администрирования, и нет как такового. Период, когда это было необходимо власти, миновал. Но хочу подчеркнуть – именно в тот непростой для нас, производственников, период выстроилась та самая дорога с двусторонним движением. Хлебопекарные предприятия согласились не поднимать цены, но взамен получили возможность брать льготные кредиты, выдавались субсидии.

- Вы за то, чтобы так называемый «социальный хлеб» (по фиксированным, низким ценам) дотировался государством?

- Я не понимаю вообще, что значит «социальный хлеб». Если мы живем в условиях рынка, то и продукция должна продаваться по рыночным ценам.  Причем – вся. Любая. И если государство хочет поддержать малоимущих, к примеру, в том, чтобы хлеб для этой категории граждан не дорожал - именно потому, что он относится к основным продуктам питания, - государство может эту разницу в цене компенсировать. Ста рублей на семью из 3-х человек человека в месяц вполне хватит. Только не надо давать дотации хлебопекарным предприятиям! Иначе теряется прозрачность отношений. Предприятие должно оставаться в рамках рыночных взаимоотношений. Более эффективно для экономики (а стало быть, для бюджета государства), когда малоимущие граждане будут получать субсидии на хлеб в органах соцзащиты.

Не нужно исключать и другой момент. Дотации предприятиям еще больше спровоцируют коррупцию. Чиновники получат возможность определять, кому давать дотации.  Зачем нам эта головная боль?

- А дорогие кредиты, насколько они осложняют ситуацию?

- Считаю, что банки правильно поступают, ужесточая требования к заемщикам. Делается это, чтобы собственники не выводили деньги из реального сектора экономики.

Недоступность кредитов – это утопия. Раз ты назвался предпринимателем – то и предпринимай активные действия. В чем? В развитии, конечно. Но я говорю не о бездумной капитализации, а о создании эффективного производства. Есть случаи, когда кредитной массы набрано много, а эффективность использования средств нулевая. Мы за 10 лет построили холдинг, который сегодня работает эффективно.  И это благодаря тому, что не выводили деньги из оборота. И ежедневно думали над тем, как снизить издержки производства. Неэффективное производство – это, прежде всего, ошибка менеджмента предприятия. И если кого-то обвинять, то - себя, но никак не банки, не государство. Рассчитывать нужно только на свои силы. А если тебя, предпринимателя, еще и государство поддержало, ему нужно за это сказать спасибо. Я воспринимаю это как подарок.

Встав на налоговый учет, предприятие, таким образом, подписывает с государством своего рода контракт. Предприятие платит налоги, в ответ получает от государства инфраструктуру – исполнительную власть, органы правопорядка, детские сады, заасфальтированные дороги, здравоохранение. Тогда мы сможем приглашать людей на работу, и они будут спокойны, зная, что их социальные требования удовлетворены. Надо менять нашу ментальность.

- Это, наверное, самое сложное. А что нужно менять в тактике и стратегии развития хлебопекарной отрасли в условиях кризиса?

- Агропромышленный комплекс, особенно Алтайского края, все время  находится в предкризисном состоянии.  Климат у нас резко континентальный, земледелие – рискованное по определению. Но государство, еще раз повторю, это не спасательный круг. Это механизм обеспечения безопасности человека и его деятельности.

- Но как же не спасательный круг, если отрасль перманентно пребывает в предкризисном состоянии?

- Одно дело оказать поддержку, другое – спасать. Помогать нужно эффективным собственникам, а не тем, у кого ничего не получается - потому, что люди не хотят учиться работать по-новому. Например, сегодня не надо тратить 53 литра дизтоплива на гектар пашни, особенно если с гектара собирается по 10-12 центнеров пшеницы. Достаточно 18-20 литров и с расчетом на нормальную урожайность.

Техника новая, конечно, нужна, но надо еще и почву изучить, иметь агротехнические знания. Одной лишь новой техники для налаживания эффективного производства недостаточно. Можно нахватать земли, кредитов, а потом хвататься уже за голову. А можно развиваться постепенно, без неоправданного риска, как это делает, скажем, фермер Владимир Устинов. У него кризиса нет.

Да и о каком кризисе в АПК можно говорить, если государство аграриям активно помогает, дотирует. Например, дало  возможность купить солярку по льготным, фиксированным ценам. Другой вопрос – как эту дешевую солярку распределяют муниципалитеты…

- Это уже вопрос эффективности управления…

- Скорее всего – коррупционности…

- Так есть кризис в АПК или нет?

- В реальном секторе экономики кризиса нет. Он есть в фондовой сфере, конкретно – в секторе быстрых денег. Да, этот кризис не может не сказываться на состоянии реального сектора экономики. Но, опять же, это скорее вопрос психологии. Кризис - в головах, а также в желании некоторых людей напугать всех нас кризисом и на этом заработать. Половить рыбку в мутной воде. «Алтайские закрома», к примеру, на себе кризиса не ощущают. Как работали, так и работаем. Как создавали новые рабочие места, так и создаем. Другое дело – дефицит в эффективных специалистов, вот это есть.

Посмотрите на «Алтайский бройлер» - успешно работают в кризис, наращивают производство. Другое дело, на том или ином предприятии могут измениться объемы производства, его структура. Например, стала хуже покупаться мука, тогда предприятие переходит на макаронное производство. Импортные макароны, обратите внимание, исчезают с прилавков, не выдерживая конкуренции. Согласитесь: одно дело химия, совершенно другое – натуральный, вкусный продукт. Еще пример. «Ключевский элеватор» в период кризиса, помимо растениеводства, развивает новое направление – животноводство. В эту отрасль, заметьте, пошли сегодня многие собственники, зарекомендовавшие себя как эффективные управленцы в других, «родных» для себя отраслях АПК.

- Почему переработчики так активно заинтересовались животноводством?

- Оно и у нас было, 650 голов дойного стада. Но вынуждены были продать. И совсем не потому, что невыгодно стало содержать. Причина – администрация Первомайского района изъяла арендованные нами земли из севооборота.

Животноводство хорошо уже тем, что технические, кормовые культуры прекрасно восстанавливают  плодородие почвы. Или же перерабатывающее предприятие имеет отходы, которые можно использовать в животноводстве, а не выбрасывать.

Переработчики вообще сегодня активно пошли в сельхозпроизводство – сами сеют, сами мелят.. Просто потому, что устали бороться с непониманием сельхозпроизводителей, настроенных, например, продать зерно мукомолам нередко по завышенной, неадекватной цене. Но если пойти на такие условия, муку не продать. Так лучше самим зерно выращивать и ни от кого не зависеть.

Сельхозпроизводителям и переработчикам и без того сложно прийти к взаимопониманию, так еще Борис Аниподистович Неудахин словно задался целью поссорить нас. Говорит переработчикам: мы вам сейчас установим закупочную цену на зерно, и никуда вы не денетесь. Как в этой ситуации можно говорить об эффективности? Возникает вопрос: а почему такая низкая на Алтае урожайность? Почему в Красноярском крае, Кемеровской и Новосибирской областях она намного выше, чем у нас, в Житнице Сибири? Да потому, что алтайские сельхозпроизводители видят, что происходит: власть за них бьется, защищает, но при этом не спрашивает. Хотя надо бы, например, спросить: ребята, вам кредиты дают, почему же такая низкая урожайность на ваших полях? А кредиты эти, между тем, зачастую используются неэффективно. Так при чем здесь элеваторы? Работайте эффективно, а не кричите, что элеваторы вас разоряют.

Нет, чтобы сказать, мол, давайте поработаем над снижением издержек, повысим конкурентоспособность алтайской продукции, вывезем ее в другие регионы, а в край     завезем деньги. Тем самым повысим налогооблагаемую базу, создадим новые рабочие места.  Получается же, что, наоборот, много продовольственной продукции завозится в край. Логику действий вице-губернатора Неудахина понять трудно.

Так же и в хлебопекарной отрасли. Пока иждивенческая позиция хлебопеков будет поддерживаться властями, будет тот же результат. Отрасль должна сама за себя бороться в рыночных условиях. Неэффективным собственникам рано или поздно придется уйти.

Как только государство стало выдавать среднесрочные кредиты, эффективное сельское хозяйство вздохнуло, а неэффективное начало тонуть в болоте, так как не может обеспечить возврат кредитов.

Я всем говорю: не плачьте, что у вас низкая рентабельность. Рентабельности в 8-10 % для выживания хлебопекарной отрасли достаточно.

- А развиваться на что?

- А для этого существуют амортизационные отчисления. Тем более что реальная рентабельность выше, во всяком случае, на нашем предприятии – 12-15 %.

- Скажите, а политика торговых сетей сильно влияет на снижение эффективности хлебопекарного производства? Большие наценки, задержки с оплатой за реализованный товар…

- По хлебному производству таких проблем вообще нет, они есть по кондитерскому производству. Но это другая тема. Я скажу так: мы не работаем с сетями, которые пытаются получить большие бонусы на хлебе. Восемь лет назад одна крупная торговая сеть попросила нас платить им 7 % ежемесячно от объемов проданного сетью нашего хлеба. Но какой, скажите, смысл работать за оставшийся 1 % рентабельности? Мы отказались, а кто-то на такие условия согласился. Вот эти-то и поднимают крик, что рентабельности предприятия не хватает для развития. Так не отдавайте ее торговле, и будет хватать на все! Работать надо открыто, в договорах все моменты необходимо загодя оговаривать. С торговлей тоже необходимо строить партнерские отношения.

- Апрельские инициативы председателя правительства России В.В. Путина, направленные на поддержку малого и среднего бизнеса, - насколько помогут, на ваш взгляд, развитию хлебопекарной отрасли края?

- Это эффективные меры. Но облегчить малому предприятию бремя налогообложения - этого, опять же, недостаточно. Надо самим предприятиям наладить производство качественного продукта и по доступной цене. Важно умение топ-менеджмента чувствовать конъюнктуру рынка, чтобы произвести продукт, который купят.  Другими словами, нужно начать с написания бизнес-плана. Где будут поставлены цели и задачи, продуманы все аспекты по технологическому оснащению, дано экономическое обоснование. Если предприниматель этого не осознал, он разорится. Если не знает, как грамотно построить бизнес, ему сначала надо устроиться в опытную и успешную компанию и поучиться.  К нам такие люди приходят и открыто говорят: я хочу поучиться у вас, а потом открыть свое дело. Мне нравится такой подход.

- Другими словами, инициативы правительства помогут эффективному собственнику и окажутся бесполезными для неумелого.

- Именно так.

- Если ваша идеология не в получении максимальной прибыли, тогда что вами движет?

- Нам интересно работать в реальном секторе экономики, который то и дело преподносит вызовы. Словно нам говорят – справитесь? Своего рода это проверка на профпригодность. Высокоорганизованное производство и достойная жизнь работающих в нем людей – это, пожалуй, и есть наше кредо. Мы стремимся к тому, чтобы наемные рабочие считали себя нашими партнерами в производственной деятельности. Зарплата на хлебозаводе у всех разная, от 10 до 50 тысяч рублей, и зависит она от объема возлагаемой на человека ответственности. Скажу словами Петра Аркадьевича Столыпина: «Мы должны создать свободолюбивого гражданина, ответственного перед своим государством своим трудом». Наша идеология - в получении необходимой прибыли и построении эффективного производства на века.

doc22.ru

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наши новости
В разделе «Инвесторам» настоящего сайта содержится информация, подлежащая раскрытию ЗАО «Барнаульский хлебокомбинат № 4» в сети Интернет, в соответствии с «Положением о раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг», утвержденным Приказом Федеральной службы по финансовым рынкам от 10 октября 2006 г. № 06-117/пз-н и иными нормативными правовыми актами Федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг.
В разделе «Инвесторам» настоящего сайта содержится информация, подлежащая раскрытию ОАО «Повалихинский комбикормовый завод» в сети Интернет, в соответствии с «Положением о раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг», утвержденным Приказом Федеральной службы по финансовым рынкам от 10 октября 2006 г. № 06-117/пз-н и иными нормативными правовыми актами Федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг.